воскресенье, 20 октября 2013 г.

ФИЛОСОФИЯ ЖИЗНИ

Великий Наставник.

Российский ученый-китаист П.С. Попов в 1910 г осуществил перевод текста " Суждения и беседы" Конфуция, жемчужины древнекитайской философии, где сконцентрированы основные положения конфуцианского учения и сопроводил их личными комментариями.

От себя: Трудно выбрать самое главное о самом уважаемом мной из Великих Философов. Однако, некоторые интересные на мой взгляд выдержки из книги "Конфуций. Суждения и Беседы": Азбука, Азбука-Аттикус,2011, здесь , и комментарии А. Маслова "Я ничего не скрываю от вас" здесь попробую скромно процитировать.

Прочтение Конфуция зависит от того, на какой изначальной точке зрения стоит читатель.

Конфуций, Великий Наставник (551–479 гг. до н. э.), имя которого по-китайски звучит как Кун-цзы или Кун-фу-цзы (Мудрец Кун).
 
File:Kano-Tanyu-Confucius-and-His-Disciples-Yan-Hui-and-Zeng-Sen-at-the--Ap-painting-artwork-print.jpg

Строгий, чувствительный и непоколебимый, страдающий, но посвятивший себя наставлению и обучению.

Весь Конфуций как человек и как идеал традиции сумел описать свою жизнь в нескольких строках: " В пятнадцать лет я обратил свои помыслы к учёбе. В тридцать лет я обрёл самостоятельность. В сорок - сумел освободиться от сомнений. В пятьдесят я познал волю Неба. В шестьдесят лет научился отличать правду от лжи. В семьдесят лет я стал следовать желаниям своего сердца и не нарушал ритуала".

Его проповеди были чрезвычайно успешны, что объясняется не тем, что Конфуций говорил, а тем, о чём он говорить отказывался. Хотя при жизни он не был особо почитаем и ценим. Через три века после смерти его имя превратилось в легенду. Сегодня Великий Наставник главный ориентир для китайской традиции.

В одной из бесед он упоминает: "В молодости я был беден, поэтому я освоил многие презренные занятия".

Публичные унижения, презрительные взгляды богачей не ужесточили его сердца. Часто гоним, не понят, "излишен" в свою эпоху. "Благородный муж может быть огорчён лишь тем, что не обладает способностями, но не беспокоится о том, что люди не знают его".

В 33 года он становится наставником. Число учеников переваливает за сотню. Конфуций понимает, что именно на поприще наставничества он должен приложить свои знания.



Жизнь Конфуция не оказалась отмечена ни торжеством его учения, ни по статусу мудреца. Он покидает царства, если его начинают принимать только за советчика. "Не дружи с тем, кто тебе не ровня".

С ним происходят неприятности. "Благородный муж в безвыходном положении проявляет стойкость, маленький же человек становится безрассудным".

Великий учёный нигде не излагает своего учения, у него нет теории и предписаний. Он лишь
"передаёт, но не создаёт".

Наставления Конфуция основывались на четырёх "дисциплинах". Древние писания, в которых следовало черпать импульс к творчеству, сверяя себя с идеалом минувших веков; поступки и действия, воплощающие идеал древних канонов; преданность учению, учителям, государю; вера и искренность.

Образец истинного благородного мужа для Конфуция - мужество и гуманность, искренность и человеколюбие, умеренность в желаниях и преданность, чувство долга и справедливость.

Конфуций из той категории культовых служителей, которые имели способности напрямую общаться с духами, получать от них указания, знаки и откровения. Именно поэтому Конфуций постоянно призывает "следовать Небу", "слушать Небо". Он вольно или невольно раскрывает своим ученикам мысль о том, что магический путь доступен каждому при соблюдении определенных правил в обучении и самосовершенствовании. Конфуций "знающий", посвящённый, но не говорящий о тайном, чтобы не уводить людей от мирских дел. И именно по той причине, что он был посвящён в это "Знание". "Тот, кто повторяя старое, способен найти новое, может стать наставником". Эти слова - совет: достижение Знания происходит через изучение традиционных правил, песнопений и заклинаний. И такой человек, овладевший именно этим – тайной и сакральной частью бытия, может считаться наставником.

По Конфуцию есть лишь два постулата, на основе которых можно постичь Знание. Это "любовь к древности" и методичное обучение.
"Я обладаю знаниями не от рождения. Я приобрел их лишь благодаря любви к древности и настойчивости в учебе". Нет ничего "врожденного" – и в этом Конфуций отличается от архаичных медиумов, многие из которых обладали врожденными способностями к ощущениям. Гармония внутри ради самораскрытия духовным силам.

О себе Конфуций отзывается критически. "У благородного мужа три пути. Но ни по одному из них я не смог пройти до конца: человеколюбивый не беспокоится, знающий не сомневается, смелый не боится". У него три пути – отшельника и одинокого подвижника (человеколюбие), чиновника (знание) и военного (смелость). Но Конфуций действительно не стал ни одним из них – он стал светским проповедником.
 
В нём нет ничего сокрытого, утаенного, есть лишь непонятое его учениками, которые, вероятно, воспринимали его именно как ментора, но не как носителя тайного знания. Однажды он открыто говорит: "Вы, ученики, полагаете, что я что-то скрываю от вас. Я ничего не скрываю от вас. Я ничего не делаю без вас. Таков я". Он действительно стремится учить своим примером, той энергетикой, которую несет вокруг себя – и нередко сталкивается с непониманием, ведь многие привыкли именно к устным наставлениям. И он наставляет – иногда монотонно-долго, но чаще кратко, точно и афористично.

"Изучать и повторять изученное. Не в этом ли радость?" Где учение равносильно понятию "подражание". Радость - это центр переживаний, это ликование от чувства соприкосновения с высшими силами, это ликование души.

Учитель осознал великую миссию, лежащую на нём, которая заключалась в реконструкции идеальной гармонии прошлого.

Контакт с духами был обязательным ежедневным общением для Конфуция. С учениками он беседовал не только о чудесах и духах прошлого, но и о судьбе и человеколюбии. Он советовал, чтобы "народ почитал духов и души умерших, но держался при этом от них подальше". Рассуждения о судьбе, о предначертании чужды Конфуцию. Человеку не дано познать свою судьбу, так что же говорить о ней? Зачем рассуждать о том, что людям недоступно, например о "сокровенном", о Дао, о пустоте, об истоках всего сущего, как это делали даосы? Учение Конфуция как бы намеренно заземлено на практическую жизнь. И здесь отразилось характерное китайское мировосприятие: цивилизация, породившая одно из самых глубоких мистических течений, живёт весьма прагматично, "не рассуждает о выгоде", но постоянно следует ей так же, как любой китаец стремится даже из мелочи извлечь свой интерес.

Продолжение следует...
Изложение для некоммерческих и образовательных целей.

Комментариев нет:

Отправить комментарий